Нам нужна ваша помощь

Прочитайте наше обращение. Вы важнее, чем думаете.

Просмотреть
Скрыть
1863x

История

Беларуские националисты во время Второй Мировой — предатели или патриоты?

1863x, 10 Май

Сразу после окончания Второй мировой войны и по сей день официальная пропаганда ставит на белорусских националистах клеймо «фашистов», «коллаборационистов», «предателей». Этот миф уже разоблачён в материале про советских ветеранов, примкнувших в конце 80-х годов к БНФ либо разделявших его основные идеи. И тем не менее, многие националисты в 40-е годы сотрудничали с гитлеровской Германией. Как относиться к этому факту?

В чём же предательство?

Начнём, пожалуй, с предательства. Предать можно то, чему добровольно присягал на верность, а не то, что тебе навязали силой. В более-менее демократических странах, где есть консенсус насчёт общественных устоев, а особо недовольным всегда открыт выезд за рубеж, идейный переход на сторону оккупантов может быть лишь со стороны каких-нибудь маргиналов и не найдёт сочувствия среди широких слоёв населения. В СССР переход на сторону врага был массовым для многих народов, в том числе русских. Кумир Путина, «государственник» Солженицын писал об этом явлении так: «Да ничего бы не стоил наш народ, был бы народом безнадёжных холопов, если б в эту войну упустил хоть издали потрясти винтовкой сталинскому правительству, упустил бы хоть замахнуться да матюгнуться на Отца родного».

Российские казаки на службе у Вермахта

В СССР царила не просто тотальная, но ещё и антинациональная диктатура, которая умудрилась перестрелять даже уйму коммунистических деятелей, добровольно прибывших из Западной Беларуси — Бронислава Тарашкевича, Сымона Рак-Михайловского, Павла Волошина и других. Драматург Франтишек Олехнович, который в 1926 году с радостью вернулся в БССР на культурную работу, уже через пару месяцев был брошен в лагеря, откуда выбрался в 1933 году благодаря обмену заключенными с Польшей. Поэтому неудивительно, что он, как и многие беларуские деятели самых разных взглядов, выступил тогда на стороне гитлеровской Германии. «По ту сторону баррикад» в те годы оказались, например, консультант-методист Наркомата просвещения БССР Евгений Колубович, советский поэт-«маладняковец» Михась Ковыль, выпускник истфака БГУ и красноармеец Сымон Шавцов, член КПСС и выпускник Ленинградской военной академии Степан Шнек, младший брат Якуба Коласа Михась Мицкевич и даже депутат Верховного Совета БССР Дмитрий Космович. Абсолютное же большинство «предателей» формально предали разве что Польшу, гражданами которой они являлись на момент её раздела между Германией и СССР в 1939 году.

Беларуских коллаборационистов ещё иногда называют «преступниками», тогда как на их руках нет доказанных военных преступлений. Практически все они максимум работали в органах гражданской власти, занимались культурно-просветительской деятельностью и не осуществляли никаких карательных операций. Немногочисленные силовые организации, вроде «Белорусской краёвой обороны», использовались в акциях против армии или партизан, но не для массового уничтожения мирного населения.

Уже в 1955 году Президиум Верховного Совета СССР, «руководствуясь принципом гуманности», принял Указ «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.». Среди прочего, были освобождены от ответственности советские граждане, которые в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. сдались в плен врагу или служили в немецкой армии, полиции и специальных немецких формированиях.

За всё время в немецком плену побывали от 4,5 до 5 миллионов красноармейцев

Да, печальным фактом является совершение немцами военных преступлений с молчаливого согласия коллаборационистов. Но почему из уст «гуманистов», брызжащих слюной на «идейных потомков Кубе», мы не услышим ни грамма осуждения в адрес руководителей БССР, при которых сталинизм уничтожил творческую интеллигенцию и сослал тысячи крестьян в Сибирь? Коллаборационисты использовали тактическое сотрудничество с Гитлером для достижения своих целей — но не тем же самым занимался Сталин с 1939 года, снабжая зерном преступный немецкий режим? И чьё сотрудничество принесло больший вред?

Цена выбора

Некоторые могут сказать, что любое сотрудничество с бесчеловечными оккупантами нельзя ничем оправдать, что всегда можно просто отказаться от должности либо уйти в подполье и бороться против Сталина и Гитлера. Но гражданскую власть всё равно кому-то пришлось бы осуществлять. Не стал бы бурмистром Постав Адам Дасюкевич — был бы назначен какой-нибудь немец. Один учитель с оккупированной территории на обвинения коммунистов ответил: «Если бы этих детей не учили мы — их бы оболванивали они». За что в итоге и поплатился жизнью — расстрелян немцами за невыполнение их приказов. Постоянное балансирование между вынужденностью и долгом, страхом и совестью, молотом и наковальней — наверное, иногда коллаборационисты оказываются не меньшими патриотами, чем открытые борцы.

Патриота Вацлава Ивановского, бурмистра Минска, в 1943 застрелил «неизвестный». По последним версиям, за его убийством стояли немцы, опасавшиеся самостоятельной политики Вацлава

Война же против двух оккупантов одновременно — чрезвычайно сложная задача. И тем не менее, есть сведения, что летом 1944 года беларуские националисты планировали в Минске устроить антинемецкое восстание с провозглашением Белорусской Народной Республики. Вот к примеру воспоминания одного из участников тайного заседания «Беларускай Незалежніцкай Партыі»:

Тайная нарада ЦК БНП, на якой прысутнічалі я, Усевалад Родзька, Міхась Вітушка, Юліян Саковіч і Рыгор Зыбайла, адбылася 10 кастрычніка 1942 г. у Менску. Была сьцьверджана, што:

а) у сувязі з негатыўнай палітыкай Бэрліна да незалежніцкага імкненьня беларускага народу ўзмацняюцца карныя экспэдыцыі СС супраць жыхароў Беларусі;

б) гэтыя карныя экспэдыцыі СС выклікаюцца правакатарскімі дзеяньнямі маскоўскага партыйнага дэсанта (забойствамі немцаў пры вёсках), якія сілай і тэрорам і іншымі сродкамі змушаюць беларусаў далучацца да лясных бандаў, арганізаваных дэсантам;

в) беларускі народ, які апынуўся паміж чырвоным молатам і брунатным накавадлам Бэрліна, чакае дапамогі ад свайго палітычнага актыву.

Былі адзначаныя частковыя саступкі нямецкай акупацыйнай улады Генэральнага Камісарыяту Беларусі ў галінах царкоўнага і асьветнага жыцьця беларускага насельніцтва.

Пастаноўлена:

а) прысьпешыць утварэньне Беларускіх Збройных Сілаў у Генэральным Камісарыяце Беларусі, неабходных для здабыцьця вольнай Беларусі і адначасна для аховы насельніцтва ад тэрору маскоўскага дэсанту, самаволі СС і СД, правакацыяў і забойстваў беларусаў польскімі шавіністамі;

б) прыскорыць утварэньне вольнага беларускага ўраду, які зможа змабілізаваць усе народныя сілы і прыродныя багацьці Беларусі для барацьбы з маскоўскім камуністычным рэжымам і супраць усіх панявольнікаў Беларусі;

в) узмацніць падрыхтоўку беларускіх патрыятычных партызанскіх аддзелаў для барацьбы супраць ўсіх панявольнікаў за вольную Беларусь і правядзеньня мэты і заданьня Беларускай Незалежніцкай Партыі.

Беларускі сьвядомы актыў, не зважаючы на вялікую небясьпеку цяжкіх рэпрэсіяў з боку фашысцкага рэжыму, сьмела і адкрыта выказаў жаданьне ўтварыць беларускі легітымны ўрад і аднавіць вольную і незалежную Беларускую Народную Рэспубліку.

Однако из-за слабой подготовки и стремительного наступления Красной Армии оно так и не состоялось.

История Годлевского и Станкевича

Адам Станкевич — справа, Винцент Годлевский — слева (в очках)

Ну а напоследок одна печальная поучительная история. В 1936 году Компартия Западной Беларуси внезапно призвала все беларуские организации, находящиеся на территории Польши, сплотиться в единый Народный Фронт в борьбе с угрозой нацизма. Поступило такое предложение и ведущей западнобеларуской организации, которую КПЗБ до того момента активно критиковала — Белорусской Христианской Демократии. Лидер «хадэков», ксёндз Винцент Годлевский, решительно отверг это предложение, заявив, что выступает одинаково против фашистской и коммунистической диктатуры. А его соратник, католический священник Адам Станкевич, положительно оценил создание антифашистского фронта, и БХД в его лице заключило с КПЗБ негласное соглашение о сотрудничестве. Как же повлиял этот выбор на судьбы двух священников после 1941 года?

Годлевский пошёл на сотрудничество с оккупантами, но очень скоро разочаровался в немцах. За сопротивление властям и критику нацистов был расстрелян в декабре 1942 года.

Адам Станкевич категорически отказался от участия в коллаборационистских структурах, спасал жизни евреям, советским комиссарам, комсомольцам-подпольщикам. Полагая, что ему нечего бояться, после прихода Советской Армии остался в Беларуси, однако тут же был арестован НКВД, но отпущен благодаря заступничеству спасённых коммунистов. Тем не менее, за отказ отречься от протектората Папы Римского был сослан в Сибирь, где спустя несколько месяцев погиб в 1949 году.

Таким образом и национал-социалистам из НСДАП, и социалистам-коммунистам из ВКП(Б) независимая и самостоятельная Беларусь представлялась угрозой, которую необходимо ликвидировать. К сожалению, наша современная государственная власть с радостью навязывает пропагандисткие штампы прошлого, дабы унизить всех тех беларусов, которые в сложнейшей ситуации делали всё возможное, чтобы наша страна не просто выжила в гигантской мировой бойне, но ещё и обрела свою свободу.

Telegram-канал автора

Поддержать проект 1863x на платформе Talaka!