Нам нужна ваша помощь

Прочитайте наше обращение. Вы важнее, чем думаете.

Просмотреть
Скрыть
1863x

История

Чужое православие. История о том, как РПЦ пришла в Беларусь

1863x, 26 Сентябрь 2017

На протяжении столетий вопросы религии и веры были настолько важны и принципиальны, что зачастую являлись движущей силой истории. Часто религиозная принадлежность была формальным поводом, позволяющим начать захватническую войну, а правители государств нередко манипулировали вопросами веры для достижения своих политических целей.

Геополитическое положение наших земель такое, что мы находимся на границе двух мировоззренческих моделей — восточной и западной. Это отразилось и в конфессиональной истории Беларуси. Вопросы веры в Беларуси почти никогда не могли оставаться в стороне от политики, а религия на наших землях использовалась как проводник иностранного влияния.

В этой статье мы подробно расскажем, почему “православие от РПЦ” это не родная религия наших предков и почему так важна автокефалия православной беларуской церкви.

INCEPTION

До распространения христианства на территории современной Беларуси в основном верили в духов природы, предков, а также богов, связанных с природой и земледельческим циклом. Про языческий период достоверно известно мало, а о том, каким оно было, можно судить лишь по сохранившимся элементам фольклора.

В 10-ом веке из Византии в Киевскую Русь пришло христианство. Князь Владимир в 988 году утвердил христианство как единую религию своего государства и, отказавшись от многобожия, уничтожил языческих идолов. Спустя 4 года в 992 год в Полоцке основана первая епархия, это произошло при правлении Изяслава (сына Владимира и Рогнеды). В 1005 году епархия появляется и в Турове. Оба эти центра христианской веры относятся к Киевской митрополии.

Памятник Рагнеде и Изяславу в Заславле

Важно будет уточнить, что на момент принятия христианской веры, ещё формально не существовало православия или католичества, ведь церковный раскол произойдет позже, в 1054 году. Таким образом, в конце 10 века в Беларусь пришло христианство византийского образца, а не “православие”.

Инициатива крещения Руси происходила сверху, а не снизу, как, например, в Священной Римской империи, и была во многом обусловлена тесным политическим и экономическим контактом с Византией. Очевидно, должная разъяснительная работа с местным населением проведена не была, поэтому многие люди в штыки воспринимали новую веру, не понимая ее необходимости и почему надо отказываться от своих старых языческих богов. По началу христианство проповедовалось приезжими византийскими миссионерами под покровительством княжеской власти.

Особенностью развития христианства на землях Беларуси было сосуществование его с язычеством. То есть люди не откинули языческие практики полностью, а одновременно ходили в церковь, молились Богу, крестили детей и отпевали умерших, а также верили в домового и что в лесу можно наткнуться на лесовика, а в озере живет дух озера. Ведь они очень слабо понимали суть Святого Писания и основы веры из-за недоступности Библии (в те времена огромная драгоценность, да и 99% населения были неграмотными).

Софийский собор в Полоцке

После церковного раскола 1054 года, оказалось, что христианство в Беларуси теперь православного образца. Это по большей части всех устраивало и особых конфликтов на религиозной почве у наших предков не возникало. Столкновений конфессий также не было. Католичество пыталось проникнуть на наши земли и занять свои позиции, но без особых успехов, пока ситуация не изменилась во второй половине 14 века.

ДИЛЕММА ЯГАЙЛО

В 14 веке Великий Князь Литовский Ягайло оказался в очень затруднительном положении. С северо-запада ему угрожали крестоносцы (Тевтонский и Ливонский ордена), с юга доносились тревожные вести про наступление Орды, на востоке укреплялось и набирало силу Московское княжество, а на западе развивался конфликт с Королевством Польским за Волынь. К тому же положение самого Ягайло на великокняжеском престоле было весьма шатким. На трон князя в ВКЛ также претендовал Витовт, а также различные троюродные и двоюродные братья. Ягайло надо было заключить союз либо с Москвой, либо с Польшей, чтобы кого-то из врагов превратить в сильного союзника. И Ягайло поначалу сделал ставку на Москву. Он обратился с предложением о союзе к Дмитрию Донскому, князю Московскому и внуку Ивана Калиты. Но Донской поставил просто невообразимые условия, потребовав у Ягайло признать ВКЛ “младшим братом” Москвы и крестить в православие “всю Литву”. Обалдевший от такой наглости Ягайло быстро понял, что с Москвой ни о чем адекватном договориться не получится, и заключил союз с Польшей, который и был оформлен в виде Кревской унии в 1385 году.

Одним из основных пунктов унии было условие для распространения католичества. А чтобы жениться в династическом союзе на католичке Ядвиге, Ягайло должен был креститься в католичество сам, а также крестить своих братьев, бояр, богатых людей ВКЛ и в целом всячески способствовать распространению католицизма. Городельский привилей 1413 года законодательно зафиксировал преимущества католической шляхты. Теперь православные шляхтицы имели намного меньше политических и сословных прав, чем католики, в частности не могли заседать в великокняжеской раде и занимать государственные посты. Так на беларуских землях появился межконфессиональный вопрос, который  имел политические корни.

ДВА ПРАВОСЛАВИЯ

К 1299-ому году Киев был пришёл в запустение, а Киевский митрополит Максим вместе с православной кафедрой переехал на восток в столицу Владимиро-Суздальского княжества город Владимир-на-Клязьме. Само Владимиро-Суздальское княжество также не было единым, и разные земли внутри княжества вели борьбу за превосходство. В итоге этой борьбы победило Московское княжество, и тогда в 1325 году князь Иван I Калита, дед Дмитрий Донского, “предложил” митрополиту Петру переехать из Владимира-на-Клязьме в Москву, тем самым перенес центр православной веры в свой город. С этого момента, считайте, начинается московское православие.

С отъездом митрополита князья Галицко-Волынского княжества и Великого Княжества Литовского решили создать свою собственную православную митрополию и назначить своего независимого митрополита. Новым центром православия стал Новогрудок, а затем Вильня. Весь 14 век прошел под знаком борьбы ВКЛ и Москвы за право быть центром православной веры. Бывало так, что одновременно действовало два “митрополита Киевских и всея Руси” один в Новогрудке, а один в Москве. Константинополь попытался взять ситуацию под контроль и назначил главным митрополита Киприана, которому должны были подчиняться все земли ВКЛ, Галиции, а также территория Московского княжества.

File:Saint Boris and Gleb Church in Navahrudak.JPG

Церковь св. Бориса и Глеба в Новогрудке (выстроена в 1512 в византийско-готическом стиле на месте храма, в котором проходили соборы митрополии ВКЛ)

Но Дмитрий Донской попросту организовал нападение на Киприана, когда тот попытался добраться до Москвы.  В результате борьбы и интриг Московская православная кафедра де-факто стала независимой (автокефальной) уже в 1448 году. С этим не стали спорить ни Константинопольский патриарх, ни великий князь литовский Казимир IV. Митрополит в ВКЛ стал носить титул «Киевский, Галицкий и всея Руси», а митрополит в Москве — «Московский и всея Руси». Казалось бы, должен воцариться мир, — одна православная вера, две митрополии, обе являются частью и подчиняются Константинопольскому патриархату. Казалось бы, нет даже формального повода для религиозной войны. Тем более, что вопросы религии для наших предков никогда сами по себе не были поводом для вооруженного конфликта. Но если твой сосед имперец по духу — повод для войны всегда найдется.

ДРЕВНЕ-МОСКОВСКИЙ ИМПЕРИАЛИЗМ.

Современные русские земли слишком долго были под влиянием монголов, а город Москва смог возвыситься только благодаря благосклонности ордынских ханов. Наследие Орды долго еще будет просматриваться в менталитете русских правителей. Так, например, Московское княжество, победив в междоусобных войнах, начало строить собственную империю, проводя политику “собирания земель”. Этот процесс особенно усилился при Иване III.

В 1453 году был захвачен турками-османами и разрушен Константинополь. Иван III удачно смог жениться на племяннице последнего византийского императора Софье Палеолог, что формально позволяло ему говорить о некой преемственности между Константинополем и Москвой. Это и стало формальным оправданием имперских аппетитов московского князя. С самого начала Московское государство строилось со сверх-идеей собственной исключительности, особенности и мессианства. Чуть позже, при князе Василии III, отце Ивана Грозного, эта идея оформится в концепцию “Москва — третий Рим, и четвертому не бывать”. По одной из версий, ее сформулировал монах Филофей в первой половине 16 века, по другой — Московский митрополит Зосима. Как бы то ни было, идею исключительной божественной миссии Москвы всячески поддерживало православное духовенство.

Герб Софьи Палеолог

Такой вот тесный тандем светской власти и церкви всегда был особенностью московского православия. Священники со своих кафедр призывали любить царя, как наместника Бога на земле, молиться за него, слушаться его и не желать себе других правителей. Соответственно крещение в московское православие было невозможно без признания власти московского князя. Московское княжество взяло себе за миссию освободить православных ВКЛ от гнета католических литовских и польских помещиков и очистить святую православную веру от влияния католичества. Это стало поводом и оправданием агрессии Московского княжества в отношении ВКЛ. Правда сами православные ВКЛ чувствовали себя отлично, у них была своя Литовская митрополия, и они не особо стремились стать частью Московского православного мира.

NO PROBLEM

Как мы помним, Городельский привилей 1413 года на законодательном уровне зафиксировал неравноправие католической и православной шляхты. Однако на деле данный акт практически не работал, многие положения его были отменены великим князем Жигимонтом Кейстутовичем в 1434. Теперь православная шляхта получила сословное равенство с католической, но по-прежнему была ограничена в праве занимать важные государственные посты. Следующий 16-ый век стал временем, когда веротерпимость была на законодательном уровне зафиксирована в ВКЛ. Благодаря Реформации, распространению Библии и протестантизма, основы веротерпимости были прописаны в Акте Варшавской конфедерации 1573 году, а затем перенесены в Статут ВКЛ 1588 года.

Библия Скарины. Можно увидеть в Национальной Библиотеке

Религиозных войн и военных конфликтов на религиозной почве в ВКЛ не возникало. Православная шляхта составляла временами до половины всей шляхты ВКЛ. Восточные земли, будучи преимущественно православными, время от времени поглядывали в сторону Московского княжества, но это не были серьёзные сепаратистские настроения, а скорее манипуляция в играх с властью. К тому же православные ВКЛ (которые подчинялись своей Литовской митрополии с центром в Новогрудке) понимали, что православие Москвы какое-то «стрёмное» и не стремились перейти в объятия московского духовенства.

“НЕПРАВИЛЬНОЕ ПРАВОСЛАВИЕ”

Российская пропаганда и сегодня отличается своей абсурдностью. Вот и в 16 веке московиты придумали историю про то, что «православные земли ВКЛ находятся под гнетом католической Польши» и их надо срочно освободить. А заодно и объединить с остальными православными землями Москвы. Абсурд в том, что московиты воевали против православного же населения, оставляя за собой кучи трупов и выжженную землю. На фоне этого очень сомнительно звучат заверения некоторых историков, что московиты и половина шляхты ВКЛ были одной веры. Ведь вера в те времена была идентификатором принадлежности, как сегодня нация, и тогда получается, что московские православные вырезали “своих” же. Однако тот же великий гетман Константин Острожский был верующим православным,что не мешало ему считать Москву главным врагом. И разгромить московитов в 1514 году. В благодарность Богу за победу Острожский построил в Вильне целых две каменные православные церкви.

Православный Константин Острожский

Ярким примером того, что в ВКЛ и Московском княжестве жили “разные” православные, может послужить захват Полоцка Иваном Грозным. Полоцк издревле был культурным и историческим центром православия в Беларуси. Но это не помешало московскому царю в 1573 году захватить и разрушить город, многих жителей, отказавшихся принять крещение в купели по московскому обряду, утопить в Двине, а остальных угнать силой в Москву.

Весь полоцкий край был разорен, сожжен и разграблен, население истреблено. После такого геноцида Полоцк уже никогда не был прежним, утратив былой блеск и славу.

Стараясь остановить политические спекуляции на теме религии, власти ВКЛ и высшее православное духовенство ВКЛ пошло на унию с католической церковью. Папа Климентий VIII после встреч и переговоров про условия унии, подписал буллу об унии католической и православной церкви в ВКЛ. Она была утверждена на общем соборе в Бресте в 1596 году. Не все православные епископы были согласны с ней, были среди иерархов противники объединения во главе с епископом львовским, противоборствующие стороны предали друг друга взаимной анафеме и разъехались по своим владениям. Но большая часть епископов и митрополит перешли в униатство. Официально православная церковь в ВКЛ перестала существовать, но продлилось это недолго. Киевская православная митрополия была возобновлена в 1620 году.

Униатский храм в Молодечно

Церковная уния не помогла Великому Княжеству избежать новой “освободительной операции православных” со стороны Москвы. Великая и страшная война 1654-1667 годов, названная также “Потопом”, была  крайне разрушительной и прошлась по всем литвинам вне зависимости от конфессии. В результате войны население ВКЛ уменьшилось вдвое, многие были убиты, другие умерли от голода, начались эпидемии из-за большого количества незахороненных трупов. Огромное количество людей в одиночку и целыми семьями было угнано в рабство в Москву, где продавались в холопы московским помещикам. При этом никто не смотрел на вероисповедание этих людей. Католические, иудейские и другие неправославные храмы либо ликвидировались, либо отдавались во владения православным.

Даже во время переговоров московские послы ставили условие, что “уния должна быть уничтожена, ибо она противна всемогущему Богу”, как будто разбирались в предпочтениях Иисуса. Московский царь Алексей Михайлович лично послал приказ московскому руководителю Вильни “всех униатов из Вильни и окрестностей выслать вон, чтобы нигде их не принимали, чтобы они не сеяли раскол в вере”. Таким образом, многие униаты тогда вынуждены были креститься в православие, чтобы не быть обреченными на бега и смерть.

Религиозная нетерпимость Московского княжества уже тогда вызывала шок современников. Австрийский посол в Москве Августин Маерберг сравнивал Алексея Михайловича с турецким царем и говорил, что даже турок, хоть и считает христианскую веру неправильной и ниже своей, но позволяет иностранцам проводит богослужения в костеле или церкви, а московский царь как только входит в любой город на чужой земле, сразу уничтожает любые проявления католичества.

Зато московская церковь во время войны пользовалась всеми благами. Отобранные у униатов церкви и земельные владения, а также целые области с деревнями, крестьянами и всеми угодьями указом Алексея Михайловича передавались православным монастырям. Попутно шел процесс полного подчинения православной церкви ВКЛ Московскому патриарху. Все доходы теперь шли в Москву, а из Москвы в Литву приезжали проверенные попы и заменяли на местах местных священнослужителей, все православное духовенство ВКЛ находилось под строгим надзором Московского патриархата. Конечно же, теперь в церквях проповедовали идеи единения с Москвой и признание своим царем  Алексея Михайловича.

В результате войны 1654-1667 годов вся левобережная Украина отошла Москве, а восстановленная в 1620 году Киевская митрополия была подчинена Московскому патриархату (до этого Киевская митрополия, как и Литовская, считались частью Константинопольского патриархата).

ОНИ НЕ МЫ

Московское царство никогда не терпело иных конфессий, кроме православной конфессии московского образца, потому что православие в Москве отличалось своей тесной связью со светской властью. Говоря современным языком, московская церковь была главным идеологическим аппаратом государства. Из уст священнослужителей всех рангов государь именовался “божьим помазанником”, исполнителем “божьей воли на земле”, а бунт против князя зачастую означал и бунт против церкви и Бога. Мирянам проповедовалось смирение, послушание, терпение;  верующим навязывалось, что они “рабы божьи”, а страдания и несчастья очищают и гарантируют Царство Божие. Какая тут может быть терпимость и  конфессиональный плюрализм, если государство использовало веру для унификации населения, для пропаганды идей верности власти?

Так что пусть вас не удивляют сегодняшние парадоксы РПЦ, когда в святые причисляют императора Николая II, устроившего “Кровавое воскресенье”, или когда попы хвалят действия Сталина. Сегодня РПЦ в Беларуси является проводником идей “русского мира”, “триединого народа” и общности с Москвой. К христианству это вообще никакого отношения не имеет.

И да, конечно, наши предки не были одной веры с московитами. Наши предки были православными, но это было “иное” православие. Поэтому сегодня очень важным является вопрос независимости беларуской православной церкви. Без Путиных, Матильд и поехавшего “Христианского государства”.

Поддержать проект 1863x.com