Нам нужна ваша помощь

Прочитайте наше обращение. Вы важнее, чем думаете.

Просмотреть
Скрыть
1863x

История

Массовые беспорядки, избиение солдат и огонь. Яркая история «Слуцкого Бунта» 1967-ого года

1863x, 24 Май

Ранним воскресным утром 9 апреля 1967 года сотрудник Слуцкого РОВД Геннадий Назыров направлялся в Слуцкий райотдел милиции. Его путь пролегал через городской парк. Внезапно Назыров увидел в четырёх метрах от  фонтана лежащего человека. Головой к центральной улице, полураздетого, без рубашки и штанов.

Сотрудник милиции быстро определил, что мужчина мёртв. Именно это происшествие приведёт к тому, что через полгода в Слуцке начнутся массовые беспорядки, а здание городского суда будет сожженно.

Что произошло?

Лежащим возле фонтана трупом оказался житель Слуцка Александр Николаевский, который работал каменщиком местного ремонтного строительного управления №4.

Как выяснило следствие, Николаевский страдал язвой желудка и даже проходил лечение в одной из местных больниц. Но вместо диеты он предпочитал выпивать, поэтому, уйдя с работы и хорошенько приняв, Александр отправился на поиски приключений. Около восьми часов вечера он зашел в один дом рядом с городским парком.

Слуцкий парк культуры и отдыха

По иронии судьбы именно в этом доме проживал заведующим отделом культуры Слуцкого горисполкома и член партии Геннадий Гапанович. Поссорившись с женой, Геннадий в тот вечер запивал горе в компании своего родственника Леонида Сытько.  Родственники, налакавшись, вышли покурить прямо на лестничную клетку. Там они встретили Николаевского.

Началась словесная перепалка, которая переросла в жёсткую драку, — наутро весь подъезд был в крови. Николаевского спустили с лестничной клетки, в результате чего тот, как установило позднее следствие, получил перелом дужки шейного позвонка. Также он получил кулаком удар в живот, что могло привести к обострению его язвы. Некоторые очевидцы сообщали, что Гапанович и Сытько на руках вынесли Николаевского во двор, а затем перебросили через забор на территорию парка.

Тем не менее слуцкий судмедэксперт (понимая важность дела) наотрез отказался единолично проводить судебно-медицинскую экспертизу Николаевского и попросил прислать в помощь судмедэкспертов из Минска. При проведении экспертизы было установлено: смерть гражданина Николаевского наступила от удушения каким-то твёрдым предметом, о чём свидетельствовали многочисленные переломы шейных позвонков (возможно, с последующим кровоизлиянием в головной мозг).

После окончания следствия дело поступило в народный суд Слуцкого района. Процесс был назначен на 10 октября 1967.

Народ против коммуниста

Геннадий Гапанович был человеком в городе известным — член КПСС, депутат городского Совета, заведующий отделом культуры горисполкома. Это придало произошедшему особый общественный резонанс.

Вид на центральную площадь Слуцка, 1960-ые

Ход следствия не разглашался, и из-за отсутствия информации ситуация обрастала домыслами и слухами. В том числе и о том, что местная власть покрывает своего чиновника. Также ходила легенда о том, что родственники Гапановича были полицаями, а родственники Николаевского — партизанами, что и могло вызывать дополнительную вражду.

10 октября началось заседание. Деревянное здание суда, построенное ещё немцами во время войны, могло вместить лишь 60-70 желающих присутствовать на процессе. Судьи обратились к городским властям с просьбой предоставить более просторное помещение. Но власти отказались это сделать, также не дали возможность транслировать заседание через динамики на улицу.

Около здания суда собрался народ. То, что происходило в зале заседания, по людской цепочке передавалось другим и порождало эффект «испорченного телефона». Ситуацию подогрело и то, что в начале процесса отец убитого, заявил отвод составу суда. Отвод отклонили, после чего отец убитого демонстративно покинул зал заседания под одобрительные возгласы публики. Стали раздаваться выкрики: «Коммунист — убийца! Выдайте нам душегуба! Мы требуем справедливого суда!»

11 октября на улице перед зданием суда собралось уже около 1500 человек. Появилась жена Гапановича, в адрес которой посыпались оскорбления. Та, в свою очередь, в долгу не осталась — набрала в ладонь песок и сыпанула его в глаза стоявших рядом.

Раздались голоса, что Гапановича надо выдать народу, так как сам суд не сможет справедливо наказать его.

12 октября произошли первые массовые беспорядки в истории послевоенного БССР. Гапановича привезли в суд не в автозаке, как обычно, а на машине «скорой помощи». В этом народ заподозрил скрытый умысел. А дело было в том, что утром один из заключённых Слуцкого КПЗ вскрыл себе вены, и его на автозаке срочно повезли в Минск. Особо неблагоприятное впечатление на возмущённых до предела людей оказал вид подсудимого Гапановича. Он вышел из машины одетым в свой обычный рабочий костюм, как будто приехал на деловое совещание, а не на свой собственный суд. Возмущённые люди скандировали: «Нас обманывают, над нами смеются!»

12 октября 1967-го, Слуцк. Народ собирается для «суда Линча»

К обеду возле здания суда собралось около 3000 человек. Многие самовольно покидали рабочие места предприятий и подходили к месту событий. В результате было принято решение прервать заседание и перенести его на следующий день. Тем временем власть города решила послать на успокоение толпы различных дружинников и идеологов, дабы выиграли время для прибытия отряда внутренних войск МВД.

KILL IT WITH FIRE

После 17 часов обстановка ещё более накалилась. Где-то после 18 часов к зданию суда, дороги к которому не были перекрыты, стали активно прибывать люди, закончившие работу. Беспрепятственно подъезжали автобусы с пассажирами, а также грузовые машины со школьниками, принимавшими участие в сельхозработах. Ученики забрасывали здание суда убранной в колхозе свёклой, а взрослые  камнями и кольями.

Обстановка на 18.35

К 19 часам в Слуцк прибыло подразделение внутренних войск. Но солдат хватило только на то, чтобы оцепить здание суда. Толпа с наступлением темноты активизировала свои действия. В здание суда бросили несколько бутылок с бензином, слитым из баков стоявших невдалеке машин. Но пламя сбили огнетушителями.

Алексей Сименченко, бывший водитель автозака, вспоминает: «Во время небольшого затишья, около 21 часа, ко мне подошёл генерал Родин и предупредил, что сейчас применят спецсредство „Черёмуха“, после чего выведут обвиняемых из зала суда. Всё так и вышло. Но люди ринулись к машине. У меня был только один выход — двигаться вперёд. На полном ходу пробил забор. Пока выезжал на центральную улицу, машину побили — ни одного целого стекла. Да и мне досталось — выбитые зубы, сломанные рёбра, повреждённый позвоночник. Выбравшись на улицу Ленина, сразу взял курс на Минск, поскольку ехать в Слуцкое КПЗ не решился».

Использование слезотачивого газа ещё больше подогрело толпу. Начались открытые столкновения с милицией и солдатами ВВ. Толпа прорвала оцепление. Все военнослужащие в оцеплении были безоружны, в результате чего семь из них получили тяжкие телесные повреждения, а ещё 35 — лёгкие. Прибывшую машину «скорой помощи», в которой оказывали помощь раненым военнослужащим, также попытались перевернуть. Наиболее активные участники беспорядков в это время пытались выбить двери суда.

Ранее дважды судимый рабочий Николай Гринюк нацедил из стоявшей неподалёку автомашины бутылку бензина, после чего передал её 17-летнему участнику беспорядков, который заскочил в окно, разлил бензин и поджёг его. Ещё две бутылки наполнил бензином отец троих детей, рабочий Иван Попов. Обмотав их ветошью, он поджёг их и бросил на деревянную стену здания.

Толпа не пропустила пожарные машины к зданию: стёкла автомобилей били кольями, забрасывали камнями, угрожали водителям. Около моста через Случь был избит начальник Слуцкого гарнизона полковник И. А. Скородумов.

Горящее здание суда

Оказавшиеся в этот момент в здании судья Алексеева, заместитель начальника милиции Егоров, начальник КПЗ Татур, старший инспектор службы Борисёнок и участковый уполномоченный Евдокимчик находились на втором этаже. Мужчины выпрыгнули из окна. Татур от полученных травм и отравления угарным газом впоследствии скончался в больнице. Судья Алексеева осталась в здании и погибла в огне.

Опасаясь людей, партийных и советских руководителей Случчины собрали в здании горсовета, где их охраняли около 20 автоматчиков.

Последствия

Геннадий Гапанович, из-за которого и произошло всё вышеописанное, в итоге получил 8 лет колонии. Выйдя на свободу, он перебрался жить в Барановичи, где и умер в 2006-ом году.

Утро 13 октября 1967 года

События в Слуцке вызвали переполох во властных рядах БССР, а также вызвало серьёзное беспокойство Москвы. На место приехали разбираться высшие партийные чины и КГБ.  Судебный процесс о поджоге здания суда начался 2 февраля 1968 года и продолжался 24 дня. На скамье подсудимых оказались 17 человек. Двое из них — Николай Гринюк и Иван Попов — были приговорены к расстрелу. Ещё один оправдан, а остальные получили различные сроки лишения свободы от 5 до 15 лет. Трое из осуждённых были несовершеннолетними. Всего к ответственности были привлечены около 70 участников беспорядков в Слуцке.

Такой стихийный народный бунт оставил глубокое впечатление на всех силовиков и членов КПБ. Но как известно, в Слуцке ещё с 1920 года прохладно относятся к коммунистам и их власти.

 

Поддержать проект 1863x на платформе Talaka!