Нам нужна ваша помощь

Прочитайте наше обращение. Вы важнее, чем думаете.

Просмотреть
Скрыть
1863x

История

Клятва на БЧБ, обещания Сталина и потасовки с большевиками — история Первого Всебеларуского Съезда

1863x, 18 Декабрь 2017

Сегодня исполняется 100-лет невероятно важному событию, которое пока что никак не отмечается. 100 лет назад начал свою работу Первый Всебеларуский Съезд. Он стал уникальнейшим событием в истории Беларуси. А также послужил основой для появления БНР. Такого представительского и авторитетного форума беларуского народа в дальнейшем попросту не было.

Мы уже рассказывали, кто стоял за организацией Первого Всебеларуского Съезда, а сегодня расскажем подробнее о самом форуме, который начал свою работу в здании нынешнего Купаловского Театра.

КЛЯТВА НА БЧБ

Помещение было украшено гербом «Погоня» и бело-красно-белыми флагами. На торжественное открытие пригласили беларуский хор, который под бурные овации делегатов исполнил три гимна: беларускую марсельезу «Адвеку мы спалі», «А хто там ідзе» на слова Купалы и беларускую версию интернационального пролетарского гимна «Кроў нашу льюць даўно ўжо каты». Почётными председателями съезда стали старый шляхтич-революционер Анатолий Бонч-Осмоловский, профессор Ефим Карский и поэт Алесь Гарун. Большинство ораторов выступали по-русски, но как только кто-то попытался постебаться над звучанием «мовы», его тут же подняли на смех. Лучше всего на аудиторию подействовали не речи, а культурная программа. Со сцены декламировали стихи Янки Купалы, а в один из вечеров состоялся показ спектакля по пьесе беларуского драматурга Владислава Голубка. «Когда мы услыхали нашу родную белорусскую речь, когда послышалась беларусская песня, когда мы услыхали своих поэтов, свою музыку, увидали на сцене свой театр и т.д., – вспоминал позже генерал Алексеевский, – невольно все сердца начали объединяться, и понемногу мы начали чувствовать себя единым белорусским племенем»…

Одним из наиболее ярких моментов стало появление на съезде представителя минских большевиков, товарища Резауского. Стоило ему назвать бело-красно-белый флаг «национальной тряпкой» и попытаться его сорвать, как крепкие беларуские крестьяне и матросы мгновенно подскочили к нему, чтобы научить вежливости. Дело могло закончиться очень печально для Резаусского, если бы слово не взял старый беларуский генерал Константин Алексеевский. Он попросил не омрачать съезд пролитием крови и торжественно поцеловал национальное знамя. Под бурные аплодисменты Павел Алексюк призвал поклясться перед знаменем никогда его не бросать. Атмосферой национального единства прониклись и те «областники», которые с самого начала присутствовали в Минске. Даже прибытие основной массы делегатов от БОК уже не смогло переломить ситуацию.

Ну а уже в 1991-ом внесение БЧБ в здание Верховного Совета обошлось без драк

Съезд получился поистине представительным. Всего было зарегистрировано 1167 делегатов с решающим голосом и 705 с совещательным (для сравнения: крупнейший съезд местных большевиков, состоявший из подконтрольных им солдат, собрал около 600 человек). Это были представители всех возможных органов и организаций: земств, городских управ, профсоюзов, комземов, солдатских депутатов, беженцев, а также Советов. Более 75% делегатов имели «пролетарское происхождение», остальные скорее принадлежали к среднему классу. Около трети делегатов были военными. Съезд охватил всю этническую территорию Беларуси (от Смоленска до Белостока) и почти все политические течения (от правых эсеров до большевиков). Здесь были как будущие деятели БНР, так и будущие руководители БССР (Червяков, Жилунович, Дыло, Лагун), два генерала – Алексеевский и Кондратович, младший брат Якуба Коласа Михась Мицкевич, а писательница Зоська Верас где-то заметила даже самого Янку Купалу…

Молодой Янка Купала

ОБЕЩАНИЯ СТАЛИНА, САМООПРЕДЕЛЕНИЕ И БЕЛАРУСКИЕ ВОЙСКА

На съезде обсуждалось множество вопросов, но главных, пожалуй, было три: необходимость участия Беларуси при заключении мирного договора Первой Мировой, организация беларуского войска и государственное устройство Беларуси. По первым двум вопросам разногласий практически не было. В итоговой резолюции значился пункт о немедленной организации территориальных беларуских войск. Выслушав обещания Сталина не обсуждать с немцами принадлежность беларуской территории за спиной беларусов, съезд решил делегировать своих представителей на мирные переговоры «для отстаивания цельности и неделимости Белоруссии». А вот по поводу государственного устройства прийти к общему знаменателю не получилось. Известно, что вопрос о провозглашении Беларуской Республики выдвигался наиболее радикальными деятелями и даже обсуждался во фракциях и землячествах. Парадоксально, но против её провозглашения выступили витебляне и могилевцы, а в её поддержку высказались землячества Гродненщины, Виленщины, Минщины и… Смоленщины. По воспоминаниям одного делегата, вопрос о независимости мог быть поставлен на голосование в самом конце, и он бы благополучно набрал большинство голосов. Однако всё указывает на то, что было решено не бежать впереди паровоза и остановиться пока на автономии в составе Российской демократической федерации – как минимум до окончания мировой войны.

04_Sobranie_550

По причине того, что съезд грозил затянуться, возникли проблемы с использованием здания театра (горожане заявили о своем праве на культурный отдых). Форум перенесли в здание Минского дворянского депутатского собрания (до наших дней постройка не сохранилась)

На протяжении всего съезда за его кулисами проходила бурная деятельность местных большевистских органов – Облискомзапа и СНК Западной области. Поначалу они предпринимали попытки подчинить себе съезд через его «левое крыло» в лице беларуских коммунистов. Им предлагали признать власть Облискомзапа (хотя бы до окончания войны и вывода войск) и большевистских Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, а взамен обещали создать в составе СНК Западной области целый «Комиссариат по белорусским национальным делам»! На такое унижение не согласились даже беларуские коммунисты. Примерно в это же время большевикам не удалось взять большинство на Всеукраинском съезде Советов, и они провели отдельный съезд в Харькове. Под впечатлением от этих событий Мясников (председатель Облискомзапа) решил организовать на Всебеларуском съезде такой же раскол, но и это не получилось. Обжёгшись на Украине, новый большевистский Главнокомандующий Крыленко немедленно запретил создание новых национальных вооруженных подразделений и проведение национальных съездов в прифронтовой полосе. Получив на руки проект постановления съезда, «облискомзаповцы» увидели в нем пункт о создании беларуских военных частей. Это стало последней каплей.

Армейские части БНР в Гродно, 1919-ый год. Идея создания своих войск родилась именно на Всебеларуском Съезде

В ночь на 18 (31) декабря этот самый проект ставится на голосование. Дважды в полной тишине зачитывается первый пункт резолюции, по которому шли самые горячие дебаты: «Закрепляя свое право на самоопределение, провозглашенное российской революцией и утверждая республиканский демократический строй в пределах Белорусской земли, для спасения родного края, и ограждения его от раздела и отторжения от Российской Демократической Федеративной Республики, 1-й Всебелорусский С’езд постановляет: немедленно образовать из своего состава орган краевой власти в лице всебелоруского совета крестьянских, солдатских и рабочих депутатов, который временно становится во главе управления краем…». Как видим, ни о какой «диктатуре пролетариата» не было и речи – в стране провозглашался демократический строй, власть Облискомзапа и подконтрольных ему «Совдепов» игнорировалась. Этот пункт был принят единогласно.

РАЗГОН И НАЧАЛО БЕЛАРУСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

И в этот момент на съезд снова нагрянул наш старый знакомый, обрусевший латыш Резаусский, но уже не один, а с огневой поддержкой – начальником Минского гарнизона, командующим Западным фронтом Кривошеиным и командиром «1-го революционного полка» Ремнёвым. Пока Резаусский пытался что-то сказать президиуму съезда, Кривошеин недолго думая вышел на трибуну и начал нести какую-то ахинею – стало заметно, что «командующий» неслабо накатил. В конце концов Резаусский объявляет съезд распущенным, входят вооруженные солдаты и арестовывают президиум съезда. Делегаты попытались продолжить заседание, соорудив баррикады и избрав новый президиум, но и он был арестован. После продолжительной потасовки, под пение революционных гимнов толпа делегатов выходит на улицу и устраивает протестное шествие…

Солдаты того самого 1-го революционного полка, который разгонял съезд

Насильственный разгон Всебеларуского съезда произвел эффект разорвавшейся бомбы. На мирных переговорах в Бресте, когда Каменев стал рассуждать о необходимости дать право оккупированным народам самим определить свою государственную принадлежность, глава немецкой делегации генерал Гофман указал на его лицемерие, припомнив большевикам именно разгон Всебеларуского съезда. В результате мирные переговоры подвисли на два дня. В адрес центрального российского руководства отовсюду полетели протестные письма беларуских организаций, а в ряде крупных городов Беларуси даже прошли протестные митинги. Об этом событии написали многие газеты, в том числе и западные. Перед лицом пришлых хамоватых бандитов объединились недавние политические оппоненты. «Может быть, за всю длинную многовековую историю белорусского народа никогда не было такого всеобъединяющего момента», – сказал генерал Алексеевский про разгон съезда. Совет съезда собрался на подпольное заседание, признал себя единственной легитимной властью в Беларуси, а через пару дней наказал избранному Исполкому (куда вошли даже коммунисты Лагун и Дыло) при первой же возможности взять эту власть в свои руки.

Анализ исторических материалов показывает, что разгон съезда был инициативой именно местных большевиков – Ландера, Мясникова, Кнорина, Берсона. По крайней мере, прямых указаний Петрограда на этот счёт не сохранилось. Своими действиями они сильно подпортили репутацию РКП(б) среди беларусов и даже получили строгое предупреждение за самодеятельность. Но они очень точно почувствовали истинную суть большевизма, и местами даже предвидели его развитие на десятилетия вперёд. Прикидываться «демократическим правительством» Ленин с товарищами перестали уже через полмесяца, точно так же силой разогнав Всероссийское учредительное собрание, отказавшееся плясать под их дудку. Идея о том, что любое национальное движение – это «контрреволюционный шовинизм», проявилась лишь в 30-е годы, когда всю беларускую элиту заклеймили как «национал-фашистов». И, наконец, прямо озвучить самое радикальное утверждение Кнорина от октября 1918 года – о необходимости изживания этнографических особенностей беларусов и уничтожения «старых национальных рогаток» – осмелился только Хрущёв во время своего визита в Минск в 1959 году: «Чем скорее мы все будем говорить по-русски, тем быстрее построим коммунизм». Именно за это их имена были увековечены в названиях улиц нашей столицы…

…Вслед за Россией, официальные власти Беларуси в этом году отмечали столетний юбилей Февральской и Октябрьской революции. А беларуский историк Анатоль Сидаревич обращает внимание на выпуск минской газеты «Вольная Беларусь» от 21 декабря 1917 года. На второй странице жирным шрифтом были написаны следующие слова: «Беларуская рэвалюцыя пачалася. Няхай жыве Беларускі Народ!».

Да, именно с Всебеларусского съезда началась наша Беларуская революция. И её уже было не остановить.

Автор — Хроніка БНР

Поддержать проект