4 ноября для русских является искусственным праздником. Большинство даже не знает, что происходило в этот день 402 года назад, а внимательные телезрители говноканалов скажут: «Поляков из Москвы выгнали«.
Нет, друзья, 4-ого ноября ополчение Минина и Пожарского освободило Китай-город, аристократический район неподалёку от Кремля. Эта дата была выбрана Путиным в 2005-ом году как компромисс, ведь некоторые были недовольны отменой совкового 7-ого ноября. И в первые же годы «праздник» стал скандальным из-за проведения «русских маршей», на которые собирался целый зоопарк националистов. Клоунады у данного мероприятия не отнять — журналисты наперегонки выкладывали фото зигующей гопоты, Навального, людей в медвежьих шкурах, нацистов, родноверов и чёрт знает кого ещё. Почему 4 ноября никогда не станет истинным народным русским праздником, мы вам сейчас подробно расскажем. Начнём издалека.

Эпизод I. Иван Грозный

invan-groznyi

Правление Ивана Грозного для Московии было сущей пыткой. Неуравновешенный князь решил посостязаться с графом Дракулой в бессмысленной жестокости, вырезая целые слои населения из-за своей паранойи.
Иван Грозный очень желал обладать выходом к Балтийскому Морю, так как без него Московия не могла наладить нормальные финансовые потоки. Но Балтику контролировал Ливонский Орден, который находился в сфере влияния Польши и Великого Княжества Литовского (Беларуси). Это не смутило царя-садиста, и он по надуманным причинам начал боевые действия в Прибалтике. Орден бросился за помощью к ВКЛ, после чего Ливонская война в 1563 году пришла на беларуские земли.

Единственный успех Ивана Грозного — это захват Полоцка, вокруг которого в будущем и будут развиваться все основные события войны. В остальном же Грозный оказался полнейшим лузером. Уже в 1564 году в битве на реке Уле (под Чашниками) было разгромлено войско Петра Шуйского и полностью сорвано продвижение  войск противника вглубь ВКЛ. После чего к нам перебегает большое количество московской знати во главе со знаменитым Андреем Курбским. Андрей Курбский, как Дмитрий Медведев, только с мозгами и яйцами.

Неизвестные цитаты Андрея Курбского: «Беги, Дима, беги!»

После данного события Иван Грозный садится на измену, считая,  что все  вокруг него одни сплошные предатели и заговорщики. Психанув, забирает из Москвы всю казну и важнейшие иконы, уезжает к себе в Александровскую Слободу и там изображает отречение от престола.
Московские бояре в шоке от таких событий, так как не знают, что сказать народу. Москаль без царя не москаль. И тогда бояре соглашаются на все требования садиста, давая ему абсолютнейшую власть. Иван Грозный вводит опричнину — на важнейших территориях Московии начинают действовать его личные законы и указания. Формируется карательные телохранительные группировки — опричники, которые с наслаждением занимаются террором. Иван Грозный входит в режим «кровавого берсерка», сотнями казнит и мучает своих противников, а иногда и “зачищает” целые города. Образованные жители Великого Новгорода расскажут, какую резню устроил Грозный в их городе.

Но игры в супердиктатора закончились, когда в 1571 году крымские татары зажгли в Москве — в прямом смысле этого слова. Столица Московии выгорела на 80%. Опричников пришлось убирать, так как эти мудаки оказались ни на что негодными.
В итоге, опричнина стала внутренним народным бедствием для Московии, во время которого погибло огромное число знати и управленцев, что вылилось в государственный системный кризис.

 

Эпизод 2. Борис Годунов и Смутное время.

Борис Годунов

Иван Грозный, кроме уничтожения своих элит, любил еще и поубивать сыновей на досуге. Все видели знаменитую картину “Иван Грозный убивает своего сына”? Так вот, это был самый нормальный, адекватный сын. Сыновей осталось только 2 шутки. Царство перешло к Федору Ивановичу, меланхоличному, странному мужчине, который любил больше молиться, чем заниматься государственными делами. Некоторые историки открыто утверждали, что он был больным идиотом.

Второй сын Дмитрий Иванович Угличский пошёл в отца. Любил с детства мучить животных, а также подвергался приступам эпилепсии. В один день во время игры в ножички, у Дмитрия случился припадок, и он случайно пырнул себя в шею. По другой версии Дмитрия убили киллеры Бориса Годунова. Годунов являлся братом жены Федора Ивановича и фактически управлял государством. Ему был невыгоден Дмитрий живым, так как после смерти Фёдора Ивановича власть перешла бы к его младшему брату-садюге.

Русские с Дмитрием Углечским иконы пишут, а он котёнков мучил

Но, как говорится, нет человека — нет проблемы. Борис Годунов спокойно избирается царём в отсутствие конкурентов, и с 1598 года начинается его правление.
Тут бы истории развиваться спокойно, однако вмешалась матушка-природа да матушка-экономика. В 1601-1602-ом году в Московии сформировались отвратительные условия для выращивания урожая. Хлеба собиралось мало, и началась паника, спекуляции, а затем и страшнейший голод. Экономика государства надорвалась, дороги заполонились разбойниками, а также началось восстание под предводительством боевого крестьянина Хлопка.
Рейтинг Годунова пробил днище, вокруг стали пошёптываться, что голод послан в наказание за прерывание династии Рюриковичей. Народ ждал избавления и спасителя.

 

Эпизод 3. Лжедмитрий.

lzhedmirtyi

Лжедмитрий входит на престол

И в этот критический момент истории появляется ОН. Один из лучших правителей Московии, которого туповатое население Ресурсной Федерации совсем не чтит.
Происхождение Дмитрия является большой загадкой до сих пор. Русские историки называют его беглым монахом Григорием Отрепьевым, другие считают реально выжившим Дмитрием, которого прятала Речь Посполитая. Версий много.

Но, по многим описаниям, дело было так: Лжедмитрий попадает на службу к литвинскому роду Вишневецких. Те замечают его историю о «спасённом княжиче», после чего  задумывают план авантюрной провокации — забросить его на престол. Для этого Лжедмитрия познакомили с королём Речи Посполитой Сигизмундом III Вазой, который дал ему денег и разрешил вербовать наёмников. Собрав несколько сотен литвинов, поляков и любителей приключений, наш герой в августе 1604 года двинулся на Москву. Изначально Годунов даже всерьез не воспринял своего конкурента. Но Лжедмитрий мастерски начинает пропаганду, рассылая своих людей с листовками по городам и крепостям. К нему примыкает все больше и больше людей, которые отчаянно дерутся с московскими правительственными войсками. Кое-как пережили тяжелую зиму 1604-1605-ого года, судьба помогает авантюристам внезапной смертью Бориса Годунова в мае 1605-ого.
Теперь путь на престол для Лжедмитрия был открыт. 20 июня 1605 года он въехал в Москву как настоящая рок-звезда. Обшитый золотом, приветствующий ликующую толпу, Лжедмитрий казался божьим даром для уставшей страны.

Русский, он пытался сделать твою жизнь лучше, а ты даже не знаешь его имени

Русский, он пытался сделать твою жизнь лучше, а ты даже не знаешь его имени

Каков был из себя на престоле этот «самозванец»?
Первым делом он заявил, что будет править милостью, а не силой. Лжедмитрий шёл на уступки крестьянам, облегчая их финансовое положение и запрещая перевод детей в холопы. Не обошёл вниманием и проблему коррупции, начав значительно поднимать зарплаты чиновникам, дабы у тех было меньше стимула воровать и пилить. Запрет взяток было прописан официально. Также городам рекомендовалось отсылать налоги в Москву через надёжных людей, а не через местных служащих. Взяточников всячески презирали и били палками, иногда водили по городу, обвесив вонючей рыбьей требухой.

Лжедмитрий постоянно занимался государственными делами, заседая на собраниях Боярской Думы (Сената). Для многих бояр было шоком, что их новый правитель не спит после обеда, а идёт гулять по Москве, попутно свободно общаясь с ремесленниками и торговцами, дабы узнать нужную информацию из первых уст. Москва стремительно европеизировалась, обретая новые названия и смыслы. Названия государственных органов переводились на западный манер. Так “царь” уступил место «императору».
Однако местный боярин Василий Шуйский сам не прочь был занять место Дмитрия. Он организовал во время свадьбы императора бунт, и Лжедмитрия попросту зарубили. Шуйский получило трон, а страна вновь поверглась в Смуту.

 

Эпизод 4. Владислав IV и Семибоярщина

vkl-rp

Жалел ли Василий Шуйский о своем решении, когда в 1610-ом году выходил утречком осматривать осажденную Москву? Убийство Лжедмитрия открыло портал в ад, который и явил восстание Ивана Болотникова, а также пришествие Лжедмитрия II-ого. Василий потерял контроль над страной, а наглый Самозванец 2.0 разбил лагерь в подмосковном Тушино, где фактически управлял государством, принимая послов и рассылая указания в остальные города. Гений Шуйского нашептал выход из этой ситуации — позвать шведов на помощь, пообещав отдать часть северных земель. Вмешательство Швеции вызвало возмущение Речи Посполитой, и в 1609 году Сигизмунд с литвинско-польской армией пошел на приступ Смоленска. Шуйский всех переиграл.
Когда русско-шведские войска проиграли важнейшую битву под Клушино, население Москвы поняло, что хватит с него «успешного менеджера». Василия Шуйского смели с поста и заточили в монастырь, а руководство в свои руки взяла боярская элита, которую прозвали Семибоярщиной.

Семибоярщина понимала, что им придеться выбирать из двух зол. С одной стороны — Речь Посполитая, а с другой —  Лжедмитрий II, который с радостью бы всех повырезал. Недолго думая, Москва согласилась провозгласить Владислава IV, сына Сигизмунда III, своим царём. Но политические противоречия между отцом и сыном привели к раздору, который помешал Владиславу IV взять управление в свои руки.

В итоге, со второй попытки русским удалось выбить в ноябре 1612 года наши войска из Москвы. Москва посадила на престол Романовых, которые накинули на всё население ярмо крепостного права. Россия стала погружаться в свой извечный рабский сон.

Эпизод V. 2014-ый год (2015-ый).

enteo-russian-marsh

Русский марш 2014-ого года провалился. Он стал самым малочисленным и разобщённым за всю историю мероприятия. С каждым годом он всё больше напоминает фриканутое безумие. Путин за 8 лет не смог людей приучить воспринимать 4-ое ноября как национальный праздник. История того времени ужасна  и гордиться особо нечем. Попытаться зацементировать единство народа на фундаменте событий смуты и анархии — тупая идея. Общество  дробиться на кусочки, что навевает мысли о гражданской войне. Грабли повторяются: Грозный полез в Прибалтику — Путин полез в Украину. Грозный спровоцировал деградацию в социуме — Путин явил миру всю красоту «русского мира», с трупами, изнасилованиями и сбитыми Боингами. Годунов профукал экономику — Путин  плюёт на падение рубля, рассказывая шутки про половые органы бабушек. Шуйский продал территорию Шведам — Путин продаёт территорию китайцам. Процессы те же, только скорость и декорации разные. Чем чёрт шутит, вдруг вскоре смоленчане радостно будут приветствовать «беларуское освободительное движение». Да и ЛжеВладимира найдем, если понадобится.

  • Pan Alesh

    можно уже Nikolja собирать на трон))

  • Игорь Петрович

    По первым четырём эпизодам — бред сивой кобылы, мифотворчество а-ля сказки братьев Гримм. Уже не канают все эти концепты и конструкты, отработали они уже своё. А вот в эпизоде 5 — это вы погорячились.Не гоже на своих гусских братьев по разуму (нациков) бочки катить. Они ведь могут и обидеться. Хотя… если поможете мясом закидать и скинуть «кровавого Путина» может и простят вас малохольных. Печенькой от Нулланд глядишь поделятся. Мальчишам-плохишам Просвирнину и Кирюше Аверьянову-Менскаму — привет! 😉

    • Sergey Adamchik

      Ааааа, ВЫВСЕВРЕТИ!!! (с)

  • Николай К.

    Ну что сказать ? Факты вроде верны, интересная интерпретация. За праздник зигующей гопоты — респект 🙂

    • Игорь Петрович

      Зигующая гопота и вправду порадовала. Мало того что их как лохов педальных разделили на 2 стада (одно мычало на гусском, а другое на бандеровском), так еще и численность их тупых голов заметно упала. А это говорит лишь о том, что общество России выздоравливает от болезни под названием «нациошиза». Какой-то процент больных конечно же останется (в рамках статистической погрешности). Собственно, как и у нас. Пациенты разные, а диагноз — один 😉

      P.S. Даже белогвардеец-власовец Стрелков»Кутузов»Гиркин в последний момент соскочил с этого парада уродов. Хотя как зазывал, как зазывал! )))

      • Николай К.

        что такое на бандеровском?

      • WildBLR

        Учитывая прошедшее время — Россия еще больше заболела.

  • belariy

    га-га-га ))))
    шчыра паржаў. аўтарам рэспект.
    можа месцамі дзе крыху і ангажавана падыйшлі да гістарычных фактаў. але спрачацца ня буду, таму што гэтым перыядам расейскай гісторыі цікаўлюся мала.

    затое саму сутнасьць працэсаў у расеі паказалі добра.

    крыху напружвае толькі тое, што калі гэты пухір з гаўном, пад назвай «велікая раісся», выбухне, то гаўно паляціць ва ўсе бакі. а так як мы зусім побач, то і мы гэтага гаўна нажрацца можам.

    • 1863x

      Обязательно к нам полетит, для этого сайт и создавали, чтобы людей встряхнуть перед грядущим …цом.

    • Дзьмухавец

      Трэба тэрмінова будаваць бэтонную сьцяну на мяжы з Расеяй. А на версе — дрот з электрычным токам.

  • Kiryl

    http://www.vostlit.info/Texts/rus11/Budilo/text3.phtml?id=205

    Из дневника И. Будилы, Мозырского хорунжего:

    «Когда в Москву, которую уже два года держали в осаде русские, не являлись ни король с сыном Владиславом, которому русские целовали крест, ни вспомогательное войско, КОГДА И ВООБЩЕ В МОСКОВСКОЙ ЗЕМЛЕ НЕ БЫЛО НИКАКОГО УЖЕ ПОЛЬСКОГО ВОЙСКА, потому что король, [315] взяв Смоленск, возвратился в Польшу, то польское войско бывшее в Москве в то время, когда русские изменили, не дождавшись вспомогательных сил и соскучившись долговременною службой, составило конфедерацию и отправилось в Польшу, в королевские имения. [ОСТАЛОСЬ В МОСКВЕ] ОДНО ЛИШЬ ВОЙСКО САПЕГИ. Этих несчастных осажденных самоотверженно держался и кое как утешал гетман великого княжества Литовского, который с небольшим отрядом [своих людей] и лифляндским войском расположился в поле у Волока. Русским теперь было легче, но они, видя, что один Трубецкой не может взять столицы, сделали съезд в Нижнем Новгороде и избрали воеводой на эту войну князя Димитрия Михайловича Пожарского. Дело это подняли все Нижегородские мещане, из числа которых [316] выдвинулся один мясник — Кузьма Юрьевич, обещавший давать деньги на ратных людей, только бы они шли поскорее добывать с Трубецким столицу. Сначала этот Кузьма сам отдал все свое имущество и деньги, а потом, когда его набрали распоряжаться этим делом, то он стал собирать деньги из городов, никому не делая послаблений и давал их войску, которого собрал не мало и с Пожарским привел его к столице.»
    Ян Петрович Сапега погиб в Москве. Усвятская хоругвь, забрав тело своего предводителя, покинула Москву.
    Гетман Литовский Ходкевич с малочисленным войском и обозом продовольствия не смог прорваться в Москву, потерял больше половины воинов и отступил.
    В Москве остались голодные войска Мозырского хорунжего И. Будилы и полковника (литвина) Струся (полк гетмана ВКЛ Ходкевича).
    «Письмо к его милости г. гетману великого княжества Литовского. Ясновельможный, милостивый г. [305] гетман! Заявляя наше верноподданничество и нашу неизменную готовность идти на службу его величества, [на которую мы и пошли] по приказанию вашей милости, мы надеялись, что удержим этот столичный город и через вас, милостивый государь, передадим его в руки его величества; но теперь мы лишились всех наших средств и не имеем надежды получить помощь. Нам не столько тяжело страдать от видимого врага, не столько тяжело нести кровавые труды, но мы не можем вынести голода. Он и до сих пор жестоко удручал нас, но мы еще утешали себя надеждой, что вы будете так добры, подкрепите нас продовольствием; между тем, вы не только не оживили нас, а еще более усилили нашу скорбь, потому что, мы доверились вам, милостивый государь, и за это нам пришлось еще дольше терпеть тот же голод. [306]
    Униженно просим вашу милость смиловаться над нашим злосчастием и нуждой, не осуждать нас на большее бедствие, принять милостиво настоящее наше заявление и свести нас со стен [Кремля] к последнему дню августа, потому что терпеть далее этого срока нам, потерявшим все силы, не дозволяют законы человечества, наше здоровье и наконец ваше обещание, г. гетман. Напротив, [всем нам придется удалиться?]. Мы и к его величеству, отправили послов с вторичным заявлением, что не можем оставаться долее в этом ярме. Это заявление мы приказали показать вашей милости. Если бы оказалось, что в нем нужно что либо прибавить, то просим вас, как свидетеля наших подвигов, сделать это и до конца заботиться об нас. Мы уверены в том, что вы сдержите ваше обещание и [307] своим ходатайством поможете нам в наших просьбах к гг. нашим братьям. Поручаем себя милости вашей. Дано из столицы 27 июля, 1612 года.»
    Пожарский предложил сдаться….
    «Ответ на это письмо Пожарского. От полковников — Мозырского хорунжего Осипа Будилы, Трокского конюшего Эразма Стравинского, от ротмистров, порутчиков и всего рыцарства, находящегося в Московской столице, князю Димитрию Пожарскому. Мать наша — отчизна, дав нам в руки рыцарское ремесло, научила нас также тому, чтобы мы прежде всего боялись Бога, а за тем имели к нашему государю и отчизне верность, были [331] честными, показывали им повиновение и в каких бы землях ни был кто либо из нас военных, чтобы всегда действовал так, чтобы мать наша никогда не была огорчена его делами, а напротив, чтобы приобретала бессмертную славу от расширения ее границ и устрашения всякого из ее врагов. Мы, родные сыновья этой матери, родившиеся в родном гнезде, гордимся совершенною верностью наших предков к их государям, желаем подражать им и подражаем. Каждый из нас, не только будучи в отечественных пределах, но и в чужих государствах, как доказательство своих рыцарских дел, показывает верность своему государю и расширяет славу своего отечества. Имея этот пример от предков и будучи хорошо воспитаны в добродетели, мы должны [332] следовать этому примеру. Трудно после этого склонить нас на зло. Письму твоему, Пожарский, которое мало достойно того, чтобы его слушали наши шляхетские уши, мы не удивились по следующей причине: ни летописи не свидетельствуют, ни воспоминание людское не показывает, чтобы какой либо народ был таким тираном для своих государей, как ваш, о чем если бы писать, то много нужно было бы употребить времени и бумаги. Чего вы не осмелитесь сделать природному вашему государю, когда мы помним, что вы сделали нескольким из них в последнее короткое время; теперь же свежий пример: ты, сделавшись изменником своему государю, светлейшему царю Владиславу Сигизмундовичу, которому целовал крест, восстал против него, и не только ты сам — [333] человек не высокого звания или рождения, но и вся земля изменила ему, восстала против него…. Вы нас привлекаете прежде всего к тому, чего никогда не делали, ни наши предки, ни мы, и чего не будут уметь делать и [334] наши потомки. Как никакой народ не пошел в сообщничество с вами по измене, так и мы не пойдем, и при божией помощи удержим царю Владиславу эту Московскую крепость и столицу….. Вам не новость сочинять в письме ложь, потому что ваши глаза не знают стыда. При столкновениях с вами, мы хорошо присмотрелись к вам. Мы хорошо знаем вашу доблесть и мужество; ни у какого народа таких мы не видели как у вас, — в делах рыцарских вы хуже всех классов народа других государств и монархий. Мужеством вы подобны ослу [335] или байбаку, который, не имея никакой защиты, принужден держаться норы. Ваше мужество, как это мы хорошо знаем и видим, сказывается в вас только в оврагах и в лесу; ведь мы хорошо видели собственными глазами, как страшен был вам гетман великого княжества литовского с малою горстью людей…..»