Нам нужна ваша помощь

Прочитайте наше обращение. Вы важнее, чем думаете.

Просмотреть
Скрыть
1863x

История

Беларуская Игра Престолов. Как боролись между собой аристократические дома ВКЛ

1863x, 30 Ноябрь

XVIII век начинался с двух панъевропейских конфликтов: великие державы Запада вступили в схватку за испанское наследство, а в Скандинавии и Восточной Европе бушевала Великая Северная война. На этом фоне в Великом княжестве Литовском развернулась своя война за власть между ведущими магнатскими родами. Она стала кульминацией многочисленных конфликтов между ведущими домами, которые сотрясали страну несколько веков.

Старые дома

История ВКЛ после великого князя Казимира IV Ягеллончика   — это история неуклонного ослабления великокняжеской власти. Магнаты постоянно увеличивали свои владения, а государи не могли полноценно управлять, разрываясь между Польшей и Литвой. Богатые и знатные роды ВКЛ получили практически полный контроль над государственным аппаратом, совмещая множество должностей («в Литве одно лицо занимает по десять должностей, тем самым устраняя других от их исполнения», —  писал Михалон Литвин). Это раздражало остальную элиту, которая создавала коалиции против очередного «везунчика».

При Жигимонте Старом  в 1508 году так поступили с Михаилом Глинским. Борьбу против богатого и влиятельного рода Глинских  возглавил гродненский староста Ян Заберезинский. В итоге Глинский поднял восстание, его люди отрубили голову Заберезинскому, но этим он только настроил против себя большую часть страны. Поражение мятежников не только превратило Глинского в опального изгнанника, но и увеличило статус и богатства победителей, обрушивших репрессии на его сторонников.

В изгнание Глинский отправился в Москву. Там его карьера также знала взлеты и падения. Он несколько раз сидел в тюрьме по обвинению в измене, а его племянница Елена стала женой московского князя Василия III и матерью Ивана IV Грозного. «Глинский с женой в тюрьме», польская литография, 1901 г.

Теперь в ВКЛ всем заправлял триумвират Гаштольдов, Радзивиллов и Острожских. Альбрехт Гаштольд интриговал против Константина Острожского, а столкновения людей Радзивиллов и Гаштольдов были обычным делом. Эти семьи не только боролись за личную власть, но и отстаивали своё видение политического будущего ВКЛ. Острожские традиционно защищали православие и значение Руси, Гаштольды ― первенство Литвы и католицизма, а Радзивиллы некоторое время продвигали Реформацию.

Image result for Виленская церковь Святой Троицы,

Виленская церковь Святой Троицы, построенная Константином Острожским в честь победы под Оршей

В 30-е годы 16 века в игру вступила Её Величество Бона Сфорца, которая деловито строила свою земельную империю, скупая Кобрин, Пинск, Клецк, Ковель, Мельники и многие другие территории. Королева внедряла новые методы ведения хозяйства, рассчитывая на максимальную прибыль со своих владений. Её инновации оценили по достоинству в масштабах всей страны, когда началась аграрная реформа 1557 года.

Старые и новые дома в реальной политике

Великое княжество Литовское вполне подходило под классическое определение олигархии ― правление замкнутой правящей группы, сплочённой внутренними интересами и клановыми по типу взаимоотношениями.

«Литовская сословная модель одновременно была властью панской олигархии. Сложившееся дворянское сословие олигархия считала своей опорой, и сам расклад социальных сил это ей позволял. Дворяне не воображали своего реального положения без панской гегемонии, без права панов говорить от имени всего дворянства. Рядовые дворяне стремились в дворянскую элиту, эта элита ― в низший слой панов, последний ― к вершине панской карьеры», —  пишет Эдвардас Гудавичюс

Старое литовско-русское панство (Гаштольды, Кезгайло, Кишки, Острожские, Остики, Радзивиллы, Олельковичи, Заберезинские) не хотело пускать чужих в свой круг, но остановить циркуляцию элит невозможно. Когда род Гаштольдов прервался, у Радзивиллов практически не осталось соперников из старых домов, однако на авансцену вышли новые фамилии. Восхождение молодых дворян проходило по стандартной схеме ― усердная работа на государевой службе, сначала второстепенные, а потом и ключевые должности, получение земель и привилегий. Естественно, чем сильнее становился род, тем меньше он нуждался в старых покровителях.

Как менялась одежда и внешний вид магнатов и шляхты ВКЛ от 14 до 18 веков

Под влиянием польских полемистов возникла идея слома системы и перехода к полноценной шляхетской демократии. Станислав Ореховский, мыслитель, публицист и проповедник 16 века, писал в трактате «Пирамида»:

«А захочет Литва из той прирожденной неволи выйти, пусть тщательно бдит о союзе с Польским Королевством, настойчиво просит про это великого князя, своего наследного господина, и польского короля».

Но одно дело юридически сравняться в правах, получить золотые шляхетские вольности и совсем другое ― обрести реальное политическое влияние. С этим у литовской шляхты были большие проблемы, поэтому большинство просто встраивалось в ту или иную политическую коалицию, превращаясь в клиентов магнатов.

Большего добивались те, кто умел быть полезным сильным мира сего. Так, например, продвинулись Ходкевичи, которые одно время помогали королеве Боне и противостояли Радзивиллам. Это не мешало им объединять усилия, когда речь шла об общих вопросах для всех литвинов. Ян Ходкевич продолжал линию Николая Радзивилла Чёрного в ходе тяжёлых переговоров и дебатов на Люблинском сейме 1569 года.

Image result for Люблинская уния ян мотейко

«Люблинская уния», картина Яна Матейко. На правой стороне расположились делегаты от ВКЛ, в том числе Роман Сангушко (со знаменем), Николай Радзивилл Рыжий (обнажив меч) и Ян Ходкевич (в красном), пребывающий в крайне подавленном состоянии из-за утраты независимости Отчизны

Отношения Радзивиллов и Ходкевичей сильно испортились к 1600 году, когда возник вопрос брака одиннадцатилетней Софьи Олелькович, находившейся под опекой дома Ходкевичей. Ходкевичи заключили сделку, по которой они выдавали Софью за Януша Радзивилла (дядю того самого Януша Радзивилла – гетмана ВКЛ времён «Потопа») в обмен на погашение своих долгов, однако свадьба оказалась на грани срыва из-за споров об имуществе невесты и вероисповедании будущих детей. Радзивиллы собрали 6 000 солдат для штурма виленского дворца Ходкевичей, но, в конечном счете, дело уладили новым соглашением. Свадьба состоялась, а Слуцк стал новым центром владений Радзивиллов.

Ведущую роль в политике ВКЛ тех лет играл Лев Сапега, который 34 года был канцлером, а затем виленским воеводой и великим гетманом. Именно он поднял свой род на вершину политики Речи Посполитой. Сапега оставался в нормальных отношениях с Радзивиллами ― под их опекой прошла его юность, да и его вторая жена была дочерью Криштофа Радзивилла «Перуна». Сапеги и Радзивиллы стали ведущими фамилиями ВКЛ середины XVII века. После смерти Льва Сапеги новым канцлером стал Альбрехт Станислав Радзивилл, а подканцлером сын Льва Сапеги и Елизаветы Радзивилл Казимир Лев Сапега. Хрупкое равновесие в элите разрушил война 1654-1667 года и шведский «Потоп», разделивший шляхту на сторонников и противников Кейданской унии со Швецией. Януш Радзивилл поставил на кон политическое будущее своей страны и семьи, но проиграл и скончался в 1655 году. Павел Сапега, напротив, возглавил контрнаступление Речи Посполитой против шведов и московитов, хотя до полного окончания войны он так и не дожил.

Парадный въезд во дворец Сапег в Ружанах, современная фото

В моменты наивысшего могущества Сапег Ружаны были местом, где вершилась история страны. Одно время там даже хранилась государственная казна.

Гегемония Пацов

Смерть Павла Сапеги и уход Радзивиллов на второй план открыли дорогу другим родам. В шаге от вершины власти в ВКЛ давно находились Пацы, которые проявили себя талантливыми политиками и военачальниками в ходе «Потопа». Криштоф Пац стал канцлером, его двоюродный брат Михаил Казимир — великим гетманом, а родной брат Николай Стефан — виленским епископом. Пацы твёрдо отстаивали интересы Великого княжества, в 1673 году они добились регулярного проведения сеймов Речи Посполитой в Гродно «с этого года каждый 3-й сейм проходил в Гродно; конституцией короля Михаила город назначается местом обыкновенных законодательных генеральных сеймов»

Image result for михаил казимир пац

Гетман Пац враждовал с коронным гетманом и будущим королём Яном Собеским, его избрание он воспринял как прямую угрозу своим позициям и автономии ВКЛ. Дело дошло до того, что в 1675 году литовская армия ушла с боевых действий против османов. Московские послы сообщали, что своим уходом литвины довели короля до «немалого гневу и печали» и он «многую жалобу на гетмана и на все литовское войско пишет».

Как и все монархи Речи Посполитой, Ян Собеский стремился усилить свою власть и ограничить своеволие магнатов. Поговаривали о тайном плане Собеского, который включал отмену «liberum veto», ликвидацию самостоятельности литовского войска, создание единой вертикали власти для Польши и Литвы. Пацы готовились к открытому противостоянию с королём, ведя консультации с московским резидентом Василием Тяпкиным и гетманом левобережного казачества Самойловичем. Впрочем, войны удалось избежать ― турецкая угроза сплотила элиту Польши и Литвы.

Речь Посполитая во время войны с Османской империей 1683-99 года

Сапеги снова у власти

К концу 70-х годов 17 века всю власть в Литве удерживали Пацы, но вскоре ситуация изменилась. Буквально за 3 года (1681-1684) скончались три брата, занимавших высшие посты в стране. Польский королевский двор, конкурирующие магнаты и шляхта были рады избавиться от этого семейства, поэтому Ян Собеский поддержал возвращение Сапег на политический Олимп. Казимир Ян Сапега стал гетманом и виленским воеводой, а его брат Бенедикт Павел распоряжался финансами княжества. Это не помогло королю ― сильная оппозиция сохранялась в ВКЛ вплоть до его смерти. Сапеги продолжили борьбу с королём, у которого к тому моменту практически не было шансов на передачу власти своему сыну Якубу Людвигу.

«Как ранее в союзе с курфюрстом, так и теперь в союзе с Венским двором состояли не расположенные к Собеским магнаты, преимущественно Сапеги — великий гетман Казимир и подскарбий Бенедикт. Они даже составили заговор, целью которого было низвержение Собеского с престола и избрание Карла, принца Лотарингского»,  — отмечал польский историк Владислав Смоленьский.

Бенедикт Павел (слева) и Казимир Ян (справа) — два брата, которые сумели сотредоточить власть в ВКЛ в руках дома Сапег

Литва приближалась к гражданской войне ― шляхта устала терпеть гегемонию магнатов, а Сапеги забирали себе всё больше власти. Они стремились создать современную армию и централизовать государственный аппарат. Ходили слухи, что они хотят восстановить независимость ВКЛ под своим началом.
Сапеги не церемонились с другими домами, поэтому у них было куда больше врагов, чем друзей. Виленский епископ Константин Казимир Бжостовский даже на время отлучил гетмана Сапегу от церкви. Антисапежинскую коалицию возглавил жмудский староста Григорий Огинский и Михаил Казимир Коцелл. Последний был витебским каштеляном и авторитетным лидером шляхты.

Противники Сапег именовали себя «республиканцами», настаивая на выполнении «Акта об уравнивании прав Великого княжества и Короны», принятого 25 июня 1697 года на элекционном сейме. Акт предусматривал сокращение полномочий гетмана ВКЛ, сеймовый контроль над деятельностью министров, введение польского языка для государственного делопроизводства на территории Княжества. Естественно, Сапеги не собирались выполнять нормы Акта, который был явно направлен против них. Особых надежд на королевское посредничество не было ―и в лучшие годы монархи Речи Посполитой с трудом усмиряли внутреннюю рознь, а уж для саксонского курфюрста Августа II Сильного это стало непосильной задачей.

Гражданская война против Сапег

В 1697 году Григорий Огинский поднял мятеж против гетмана Казимира Яна Сапеги, но на его сторону перешла только часть войска ВКЛ. В апреле 1698 года Михаил Казимир Коцелл возглавил шляхетскую конфедерацию и созвал посполитое рушенье против Сапег. Король попытался разрядить ситуацию, под его началом прошли переговоры, но достичь прочного соглашения не удалось. В 1700 году Сапеги использовали Главный трибунал ВКЛ против Коцелла, обвинив его в финансовых махинациях. Шляхта опять собралась на посполитое рушенье и нужен был только повод, чтобы война разгорелась на полную мощь.

Гражданская война шляхты ВКЛ против рода Сапег длилась с 1696 по 1702 годы и в историографии получила название Домашняя война. На фото — герб Сапег «Лис»

Подходящий случай для возобновления конфликта нашёлся, когда карету Казимира Сапеги обстрелял минский шляхтич Себастьян Цедровский. Сапега не пострадал, но ответный удар не заставил долго ждать. Влиятельнейших князей Вишневецких ранили люди Сапеги, вероятно, перепутав их с Коцеллом. После этого род Вишневецких присоединился к республиканской коалиции, князь Михаил Серваций Вишневецкий возглавил объединённые силы. К поддержке коалиции склонялся и канцлер ВКЛ Кароль Станислав Радзивилл, впрочем, он не любил внутренней розни, за это его прозвали «Справедливым». На стороне Сапег оставалась только столица, Ковенский, Вилькомирский, Мозырский и Речицкий поветы, остальную территорию охватили антисапежинские выступления.

Битва у Олькеник

15 октября 1700 года Бенедикт Павел Сапега разбил шляхетское ополчение Мстиславского, Витебского, Ошмянского и Оршанского повета под Ошмянами. Но основная битва была впереди ― крупные силы шляхетского ополчения и враждующих домов сошлись у местечка Олькеники Трокского воеводства 18 ноября 1700 года. Сапеги имели отлично подготовленную 2-3 тысячную армию, которая успешно отражала нападения разрозненных отрядов шляхты в предыдущие годы. Но в этот раз им противостояло многотысячное войско конфедератов под командованием Вишневецкого, Огинского и Коцелла. Численный перевес и удобное расположение помогли коалиции одержать верх. Часть армии республиканцев зашла в тыл к Сапегам, после этого Казимир и Бенедикт Сапега поспешили покинуть поле боя. С солдатами остался только сын гетмана Михаил Сапега. Он сдался под гарантии князя Михаила Вишневецкого и вместе с прочими пленными был помещён в монастырь в Олькениках. Но пьяная шляхта, которую науськивал виленский каноник Криштоф Беллозор, вломилась в обитель и расправилась с Сапегой и его людьми.

Олькеники, или Валькининкай, город в составе современной Литовской Республики, отмечен красным маркером на карте.

После поражения под Олькениками Сапеги лишились всех занимаемых должностей, были захвачены их имения, а Ружанский дворец разрушен.В стране наступил хаос, победители спешно делили власть ― Коцелл стал трокским воеводой, Огинский получил право на доходы от таможенных пошлин, Вишневецкий возглавил вооружённые силы, Радзивилл управлял конфискованными владениями, Беллозор отправился в Варшаву представлять интересы княжества при дворе Августа Сильного. Сопротивление республиканцам продолжалось в Быхове ― хорошо укреплённом владении Сапег. В августе 1702 года город осадила шляхетская армия под командованием генерал-майора Криштофа Казимира Сеницкого, Быхов продержался до октября, но в итоге капитулировал.

«Одержав победу, Олькеницкая конфедерация приговорила Сапег к устранению от должностей, потере чести и имений, а всем союзникам Сапег грозила изгнанием и конфискацией имений. Сапеги, опасаясь мести шляхты, укрылись в Пруссии, а потом обратились к королю с просьбой о помощи», —

Владислав Смоленьский, «История польского народа»

Из Домашней войны в Северную

Но король не рискнул помогать Сапегам, поэтому они искали новых союзников. Шла Северная война и новым покровителем для изгнанного рода стал шведский король Карл XII. Шведская армия продвигалась по территории Речи Посполитой, в Варшаве объявили о низложении Августа и избрании Станислава Лещинского новым монархом. Это дало Сапегам шанс на возвращение утраченных позиций, Лещинский восстановил их в своих должностях, но это был лишь временный успех, который нужно было защищать. Ян Казимир Сапега (1672-1730), представитель нового поколения рода, стал великим гетманом литовским и разгромил Григория Огинского в битве у Ляховичей в 1709 году.

Image result for станислав Лещинский

Станислав Лещинский (1677-1766) – вечный претендент на престол Речи Посполитой, был ставленником Швеции. Первый раз его провозгласили королём и великим князем в 1704 году, второй раз в 1733 году, но противодействие России помешало ему сохранить престол.

Вполне возможно, что Сапеги взяли бы реванш у своих врагов, но в этой войне участвовали куда более мощные силы. Российская армия вошла в ВКЛ, чтобы разгромить шведов и их союзников. В битве при Лидухове силы Яна Казимира Сапеги уступили генерал-фельдмаршалу армии Петра I Генриху фон Гольцу. В итоге Лещинский проиграл борьбу за власть, саксонский курфюрст вернул себе трон, что сильно ударило по политическим амбициям дома Сапег. Фактически, они повторили участь Радзивиллов, которые оказались на грани краха после союза со шведами во время «Потопа». Только к 1714 году Сапеги вернули конфискованные владения и начали медленно восстанавливать влияние. Александр Павел Сапега стал великим маршалком литовским, его сын Михаил Антоний дослужился до подканцлера, а в 1775 году канцлером стал Александр Михаил Сапега.

Коалиция победителей предсказуемо развалилась ― в 1710 году Казимир Доминик Огинский обвинил Михаила Коцелла в финансовых нарушениях и Литовский трибунал приговорил его к смертной казни. Потом наказание отменили, но вялотекущая борьба за власть между домами продолжалась вплоть до разделов Речи Посполитой.

P.S.

Гражданская война стала не только началом новой эпохи разрушений, но и ярко показала упадок Речи Посполитой. Польша и ВКЛ стремительно утрачивали субъектность, превращаясь в проходной двор европейских армий. Отныне каждый влиятельный дом искал внешних покровителей в Швеции, Франции, России, Саксонии, Пруссии, Австрии и т.д. Но за иностранную помощь всегда приходится дорого платить ― достаточно вспомнить взятие Константинополя крестоносцами после того, как династия Ангелов использовала их для своих внутренних разборок. Поэтому разделы Речи Посполитой стали закономерным итогом безответственного поведения элиты.

Автор статьи — магистр политических наук Максим Стефанович

Подписывайтесь на него в Twitter, добавляйтесь в Facebook.